Стиль жизни
Матильда и другие: романы русских балерин

Матильда и другие: романы русских балерин

Сегодня в прокат выходит скандальный фильм «Матильда», снятый по биографии Матильды Кшесинской. Прима-балерина Мариинского театра пользовалась особым расположением членов царской семьи и была любовницей как минимум трех Романовых, в том числе Николая II. О перипетиях этого романа вы узнаете в кино, а мы расскажем о трех других знаменитых русских балеринах, снискавших сердца могущественных поклонников и славу роковых красавиц.

 

Анна Павлова

1881-1931

Головокружительный роман балерины Анны Павловой и барона Дандре, породивший множество толков и сплетен, начался в феврале 1906 года. На сцену Мариинского театра вынесли огромную корзину цветов от неизвестного поклонника и поставили к ногам раскланивавшейся примы. Корзины и подарки не были для балерины в новинку – но раньще к их сопровождали записки с мольбами о свидании от самых высокопоставленных мужчин. С этого дня анонимные корзины цветов и подарки исправно поступали балерине - странные ухаживания продолжались почти четыре года. Знакомство с тайным поклонником произошло, когда в 1910 году российская звезда вернулась в Петербург из Лондона, где была на гастролях. 

 

 

Барону Виктору Дандре, статскому советнику, председателю ревизионной комиссии Петербургской городской думы, потомку древнего французского рода, осевшего в России, на этот момент исполнилось 35 лет. Он был красив, богат и талантлив. Правда, его талант не имел отношения к искусству - он был дельцом с нежным сердцем. Роман Павловой и Дандре обсуждали не меньше, чем в свое время связь Матильды Кшесинской и цесаревича Ники. Поговаривали даже, что влюбленные обвенчались.

 

 

 

На самом деле Дандре не собирался жениться. Он был щедр на подарки, снял для Анны роскошные апартаменты, но этим и намеревался ограничиться. Когда балерина поняла это, она съехала со съемной квартиры и порвала отношения с Виктором. Поездка на гастроли за границу помогли Анне забыть печальную историю лучше ночных рыданий в подушку - ее пригласил Сергей Дягилев, решивший, что лучшей партнерши для премьера его труппы, блистательного Вацлава Нижинского, не найти. Павлова и Нижинский, действительно, стали звездами легендарных «Русских сезонов» в Париже.

 


Вскоре в Петербурге разразился громкий скандал, в центре которого оказался Виктор. Его обвинили в крупных аферах и получении взяток, злые языки впутали туда и Павлову. Дандре был предан суду, после которого выплатил штраф 30 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги) и дал подписку о невыезде. Но уже через несколько недель он с чужими документами в кармане входил в вестибюль лондонской гостиницы, где остановилась Павлова.
Гастроли не вылечили Анну от любви - к тому времени, когда Виктор появился в Лондоне, Анна уже покинула Дягилева и, подписав контракт с агентством «Браффл», выступала в британской столице. Есть сведения, что она приняла тяжелые условия англичан - давать по несколько концертов в неделю, танцевать на любых площадках ради фантастических гонораров. Деньги нужны были ей для того, чтобы оплатить услуги адвоката Дандре, внести за него штраф, а потом помочь тайно покинуть Россию.

 


Путь на родину барону был заказан, капиталов у него не осталось. Вот тут и пригодился его талант предпринимателя. Когда контракт с «Брафф» истек, Дандре стал импресарио балетной труппы, которую организовала его жена – ее гастроли всегда сопровождал оглушительный успех.

 

 

 

Ольга Спесивцева

1895-1991

 

В 1919 году Ольга Спесивцева, начинающая балерина родом из Ростова-на-Дону стремительно превратилась в приму Мариинского театра, на нее посыпались главные партии в «Корсаре», «Баядерке», «Эсмеральде». На ремьере «Жизели», которая станет легендарной, Ольгу, как часто бывает, всего лишь попросили заменить заболевшую приму и Спесивцева быстро подготовила сложнейшую партию.

 

 Петроград полюбил молодую танцовщицу: ее худоба, изящество, некоторая манерность движений, прямые черные волосы и горящие темные глаза делали Ольгу идеальной героиней декаданса. Сколько мужчин пало к ее ногам?! Десятки, сотни? Поджидающие у театра толпы, неисчислимое количество любовных записочек, приколотых к роскошным букетам.

 

 

Среди поклонников были знаменитости и те, кто ими скоро станет: молодой Шостакович, Мандельштам, Гумилев, Чуковский. Ей посвящали стихи и музыку: композитор Богданов-Березовский называл Спесивцеву Stella montis — Высокая звезда, художник Владимир Дмитриев хотел из-за нее стреляться.

 

 

Да что влюбленные юноши – Аким Львович Волынский, маститый искусствовед, писатель и критик, эрудит, каких мало, почетный гражданин города Милана, из-за любви к Ольге Александровне в шестьдесят лет встал к балетному станку! Но вскоре Волынский оставил Спесивцеву, устав от ревности и не сумев смириться с армией настойчивых воздыхателей, атакующих Ольгу со всех сторон.

 

 

Следующий кавалер Ольги – влиятельный черноволосый красавец Борис Каплун, сделавший при новой власти отличную карьеру, став к двадцати пяти годам крупным хозяйственником, управляющим делами Петроградского Совета. И вот, всем многочисленным поклонникам, пылким и восторженным, всем долгим беседам об искусстве, всем картинам, стихам и романсам она предпочла роман с новой властью. Ей казалось, что железные объятия самые надежные. Странный и трагический союз балерины и чекиста, наверное, не был случайным – ведь власть, даже самая кровавая и жестокая, нуждалась в красоте, а красота – в защите. Борис Каплун слыл любителем искусств, и балета в особенности. Он приложил определенные усилия, чтобы воспрепятствовать закрытию Мариинского театра, где в благодарность за ним была закреплена особая ложа. Но постоянство было несвойственно Ольге – вскоре она рассталась с Борисом, который организовал ее эммиграцию, за что его постигли крупные неприятности. 

 

Тамара Карсавина

1885-1978

 

Тамара Карсавина выросла в интеллигентной семье. Ее мама Анна Иосифовна была внучатой племянницей знаменитого писателя и философа-славянофила Алексея Степановича Хомякова. Но отец ее — Платон Карсавин, танцовщик Мариинского театра, а затем преподаватель Театрального училища, был против того, чтобы дочь шла по его стопам, Он считал, что у нее не «балеринский характер», что она слишком деликатна и застенчива и не сможет защитить свои интересы. И все же, поддерживаемая матерью, девочка стала готовиться к поступлению в училище.

 

 

После окончания Театрального училища в 1902 году Карсавина была зачислена в кордебалет Мариинского театра. В кордебалете она танцевала недолго, очень скоро ей стали поручать сольные партии. Но успех пришел не сразу. Она не походила на идеал балетной премьерши, олицетворением которого в то время была Матильда Кшесинская. У Карсавиной не было такого виртуозного блеска, напористости. Ей были присущи другие черты — гармония, мечтательность, томная грация. 

 

 

Именно эти томность и грация завоевывала мужские сердца: за Карсавиной ухаживал знаменитый питерский донжуан Карл Маннергейм (тот самый государственный деятель Финляндии, что построил линию Маннергейма, в начале века он был офицером царской армии). Ею безумно увлекся лейб-медик двора Сергей Боткин, позабыв ради Тамары жену, дочь основателя галереи Павла Михайловича Третьякова. Хореограф Фокин три раза делал ей предложение, получая отказ. 

 

 

С другой стороны современники балерины утверждали, что интеллектуальность и начитанность Тамары, небывалые для балерины и вообще женщины тех лет, периодически отпугивали потенциальных поклонников. В результате Карсавина вышла замуж за небогатого дворянина Василия Мухина, пленившего ее добротой, знанием музыки и страстью к балету. 

 

 

Брак длился до тех пор, пока в 1913 году балерина не пришла на прием в посольство Великобритании. Там она познакомилась с Генри Брюсом, начальником канцелярии посольства в Петербурге. Брюс влюбился отчаянно, увел Тамару из семьи, она родила ему сына Никиту и в 1915 году стала женой британского дипломата.

 

 

Они прожили вместе более тридцати лет. Впоследствии Брюс, как он в конце жизни написал в мемуарной книге «Тридцать дюжин лун», досрочно прервал дипломатическую карьеру ради триумфов любимой жены: «Несмотря на эгоизм, свойственный мужчинам вообще, у меня не было никаких амбиций, кроме желания находиться в тени Тамары».


 

Фото: Pinterest
Поделиться: