День Свадьбы / Планирование

"Как я стал свадебным организатором": интервью с экспертом

Одно из крупнейших свадебных агентств Wedding People уже более 12 лет известно на рынке. Как они попали в свадебный бизнес, как они работают и что для них главное в жизни — Елена Ширшова и Евгений Григорьев рассказали в специальном интервью главному редактору журнала Wedding Лике Длугач. 

 

 

 

Лика: Чем Вы занимались до ивентов? Что послужило толчком для того, чтобы туда вдруг взять и пойти?

Елена Ширшова: Сначала мы занимались клубной жизнью. Это было начало нулевых: 99-й, 2000-й и до 2005-го. Мы с Женей там и познакомились. Это был арт-клуб «Запасник», он же Art Garbage, очень модное место. Находился он на территории Союза художников, в помещении старых конюшен. Мы его очень удачно декорировали, и получился очень милый клуб, куда в основном ходили архитекторы и художники.

Евгений Григорьев: В какой-то момент мы поняли, что переросли Запасник, исчерпали себя. И мы ушли практически в никуда.

 

 

 

Л: Как вы сели и придумали, что вы будете делать дальше?

Е.Ш.: В последний год работы в «Запаснике» мы стали участниками создания свадьбы для олигарха. Для нас это был опыт колоссальный, сложнейшее мероприятие, даже по сегодняшним меркам — мы построили 9 площадок в Царицыно, и это было очень трудно.

Е.Г.: Декоратором был театральный художник Дима Мучник, снимал Влад Локтев.

Е.Ш.: Когда мы делали ту свадьбу, мы поняли, что нам это нравится.

Е.Г.: Мы позвонили в одну компанию, с которой раньше работали и предложили свои услуги буквально бесплатно, чтобы заработать на этом новом для нас ивент-рынке репутацию.

Е.Ш.: Интересное, очень сложное имиджевое мероприятие для компании. Там был Башмет, Рената Литвинова. Нас оценили, и потом дали делать все мероприятия несколько лет подряд. Они нас очень сильно развивали, потому что каждый раз мы должны были прыгнуть выше головы, чтобы быть лучше всех остальных на рынке вообще. Мы одни из самых первых использовали мэппинг, вводили новые технологии. Параллельно работали и с Норникелем, и с Металлоинвестом, и с МТС, поэтому, конечно, развивались очень быстро.

 

 

Л: Свадьбы были на вторых ролях?

Е.Ш.: Мы делали параллельно свадьбы, потому что у всех владельцев компаний дети женились, и они, естественно, обращались к нам, потому что тогда не было свадебных агентств.

 

 

Л: Сейчас в обратную сторону. Вы делаете свадьбы, потом это цепляет крестины, годовщины, юбилеи.

Е.Ш.: И ивенты для компаний.

 

 

Л: Я очень люблю ваше название, потому что оно про людей.

Е.Г.: Задача была, чтобы было слово wedding. Мы решили, что wedding нужен всем. Долго мы его придумывали, наверное, год или два. И вот как-то "Wedding People" родилось. Помню, мы сделали сайт, и позвонил первый заказчик с него. Так это было внове и удивительно!

 

 

Л: Что было потом?

Е.Ш.: Потом был Престон Бейли. У нас руки чесались сделать что-нибудь большое. Мы увидели, как люди работают за рубежом, какие они открытые. Престон говорит: задавайте вопросы, я вам всё, как есть, как на духу расскажу, помогу. Он мне тогда очень ценную штуку сказал, которая мне потом помогла. Я всегда делаю много всего. Тогда я занималась параллельно женским клубом, организацией клуба любителей музеев в Пушкинском музее, еще чем-то. Я ему об этом рассказала. Он говорит: нет, ты так не поступай, ты сделай так, чтобы твоё агентство было лучшим в России, это твоя цель, всё остальное забудь, занимайся только этим. Я тогда подумала: наверное, да, я не буду распыляться, буду заниматься в этом узком направлении. Это американская тема: ты должен что-то одно делать, но лучше всех.

Престон Бейли — один из лучших декораторов в мире 

 

 

Л: Кто ещё на вас оказал влияние?

Е.Ш.: Наверное, дубайцы, DesignLab Experience. Ими все вдохновились.

 

 

Л: Я необязательно про людей сейчас спрашиваю. Про что угодно: люди, события, произведения искусства, путешествия – всё.

Е.Г.: Самое важное за последние год-два, может, три, это когда журнал Wedding нас соединил в первую поездку с агентствами, и мы все стали общаться. Понятно, что мы не собираемся каждую пятницу обсудить корпоративные новости. Но в целом это влияние, потому что ты общаешься с людьми, разговариваешь с единомышленниками на одном языке. Рынок перестал быть бизнесом одиночек.

 

 

Л. Что для вас свадьба?

Е.Ш.: Это ответственность перед двумя людьми и всеми приглашёнными. Ты даешь им возможность почувствовать то счастье и ощущение момента, который потом будет всю жизнь их греть, даришь воспоминания, которые лягут в архив и будут восполнять родословные, которых мы лишились в своё время. Процесс создания свадебного ужина, венчания, церемонии – он требует больших затрат человеческих: и эмоциональных, и психологических, и временных, и физических.

Е.Г.: Это на самом деле адреналин. Не всегда так бывает, честно надо сказать. Бывают проекты – челленджи для себя.

 

 

Л: Это вызов всегда?

Е.Г.: Практически всегда. Ты всегда хочешь перепрыгнуть что-то предыдущее, хочешь что-то доказать себе, что-то сделать новое. 

 

 

Л: Чтобы добиваться нового, нужны и новые люди. Как часто вы экспериментируете с новыми декораторами, ведущими?

Е.Ш.: Есть такой недавний пример. Пара, которая просила своего ведущего, которого они знают, который 18-летие девочки вёл, и они его видели ещё на каком-то ивенте, и он им очень понравился. Он из Воронежа, хотя на свадьбе будут одни москвичи, очень высокого статуса приглашённые гости, друзья родителей. Я, конечно, как всегда засомневалась. Говорю: мне необходима встреча, я так просто кота в мешке не могу взять. Он специально приехал, пришли родители, пара. Я ему сразу выложила все карты, что мы редко так поступаем, что у меня много к нему вопросов. В течение часа он меня совершенно обезоружил. Он сказал именно то, что я ожидаю от ведущих, что им нужно делать на вечере. Мы с ним совпали абсолютно. Он оказался талантливым ведущим. Кстати, победитель Wedding Awards Черноземье, Евгений Денисов.

Е.Г.: С декораторами пока (тьфу-тьфу-тьфу) как-то складывается. Всё-таки тут нюансов меньше, потому что мы их где-то видели. С фотографами тоже проще.

Е.Ш.: С фотографами – да, ты их работы уже видишь, можешь ориентироваться. Всё-таки это более визуально, с ведущими всегда сложнее.

 

 

Л. Расскажите об американской свадьбе.

Е.Ш.: Для нас это была такая необычная история! Гостей с самого начала на welcome пришло 90 американцев происхождением более чем из 20 стран и всего 12 россиян. Это люди, которые умеют веселиться сразу, включаться. Их настроение не зависело ни от пафосности площадки, ни от официоза, который свойственен свадьбам в начале вечера. Нет! Как будто они привыкли к свадьбам в таком формате, хотя для них  он был совершенно новым.

Е.Г.: На самом деле, мы, наверное, сломали их представление, а они немножечко сломали наше. Вот эта история, взаимопроникновение культур на твоих глазах – это так круто было! Сначала, когда вышел ведущий Александр Белов, который, кстати, всю свадьбу вел на английском языке, они очень удивились его активному присутствию... "Ты кто, зачем ты много так говоришь?" Формат, который Саша сделал — российский, к которому мы привыкли, и мы осознанно наполнили его тем, что сейчас называется интерактивами, а раньше называлось конкурсами (будем называть это своими именами). Они зашли фантастически!

Е.Ш.: Они были готовы делать сразу всё, что угодно. Этим людям лет за 40. Они вскакивали на стулья, они кричали «я», хотели всё время где-то соревноваться, угадывать мелодии, танцевать, петь.

Е.Г.: Весь зал танцевал, никто не сидел. Зазвучала музыка – всё, весь зал танцует. Они так танцуют! Свободные, весёлые, открытые, готовые ко всему. Они сказали: на такой шикарной свадьбе никто из них никогда не был.

 

 

Л: Сезон ещё не закончен, но уже понятно, что большее количество свадеб в этом сезоне было. Было самое, может быть, интересное, продвинувшее вас вперёд, что дало вам толчок?

Е.Ш.: Свадьба, которая была у нас 29 апреля в Довиле, была челленджем для нас во всех смыслах. Она была заполнена номерами от родителей, от гостей, от самих молодожёнов, от братьев, сестёр, друзей, она у нас была построена как спектакль с разными танцевальными и театральными номерами.

Е.Г.: Довиль, прекрасная погода, тепло, хорошо, красивый вид и так далее. На свадьбах всегда люди выходят покурить, посмотреть на природу. Здесь же люди выбегали, курили и быстренько возвращались, потому что невозможно было ничего пропустить!

Е.Ш.: Не было ни секунды, мы так плотно составили программу.

Е.Г.: Мы их все время удивляли: такой номер, сякой, это покажем, так сделаем – и всё это невероятно эмоционально: плачем, смеёмся, танцуем.

Е.Ш.: Рыдали там все, танцевали тоже сразу все. Невеста стояла, скрестив пальцы, чтобы запомнить каждую минуту. Все выложились: и друзья, и родители. Такие номера трогательные сделали, записали. Для нас это был очень серьёзный челлендж — нам было важно показать их внутреннюю связь друг с другом, в том числе всем гостям, и сделать это очень нетривиально. Ещё у нас там сложные декорации были. Нам надо было за одну ночь все построить. После нас теперь все выстраивают новые стены, полы, потолки, в лучших традициях кинопавильонов.

 

 

Л: Мы всё время делаем какие-то открытия – в себе, в бизнесе. За этот год, за этот сезон какие открытия для вас самые важные?

Е.Г.: Команда. Проект не делает один человек, его делает команда, люди. Конечно, наше ядро – это самое важное. Когда ты можешь положиться на всех, плюс, конечно, подрядчики. Кто-то отсеялся, кто-то, наоборот, добавился.

Е.Ш.: Ещё для меня – осмысление места в индустрии. Мне почему-то в этом году это почувствовалось, что самое важное – это твоя энергия и твоя любовь к людям и к тому, что ты делаешь. Если в тебе нет энергии, нет этой важной составляющей, если ты сам не веришь, не зажжён, то у тебя ничего не получится. Я оценила, что нам это дано, что все совпало, и этот бизнес оказался у нас на пути, куда мы сумели так счастливо попасть, и он такой обоюдный, что ты получаешь много счастья в том, что делаешь.

Е.Г.: Лена мне позавчера задала вопрос: в каком веке ты хотел бы жить? Я сразу сказал: через 300 лет. Интересно же, что будет. А Лена сказала: в настоящем прямо прекрасно.

Е.Ш.: Время, в которое мы живём, многозначное и значительное. Я не хотела бы ни в какое другое время жить. Не хотела бы жить во время войны, или во время революции. Мне кажется, мы попали. До сих пор всё так интересно. У тебя столько есть возможностей, что ты сам можешь изменять и себя, и мир, и всё на свете. Ты как криэйтер и модератор всего, что тебе дано. Вот это я оценила, наверное, в этом году.

 

Л: То, о чём Вы говорите, мне кажется, называется расцвет сил. Момент, когда у тебя очень много сил, очень много опыта, и ты понимаешь, что твои возможности практически безграничны.

Поделиться: