Стиль жизни
«Платье королевы»: отрывок из одноименной книги

«Платье королевы»: отрывок из одноименной книги

На русском языке выходит книга Дженнифер Робсон «Платье королевы» — о вышивальшицах, работавших над свадебным платьем принцессы Елизаветы II, ныне царствующей королевы Англии. Wedding публикует отрывок из романа «Платье королевы» 

Сославшись на головную боль, Хизер меньше чем через час уже лежала на диване: под боком мурлыкал Сеймур, рядом стояла тарелка с тайской едой на ужин, а по телевизору показывали очередное реалити-шоу. Сейчас Хизер нуждалась именно в таком отдыхе, и даже когда наигранные реплики персонажей из передачи стали раздражать, она не могла собраться с духом и найти себе другое занятие. Она слишком устала, чтобы читать, слишком устала, чтобы заняться грудой грязной одежды на полу ванной, и слишком устала, чтобы позвать Суниту и Мишель на прогулку.

Впрочем, подходящее занятие нашлось — разобрать почту. В стопке конвертов, лежавших на столике у двери, было письмо от мамы. В нем лежал памятный буклет, посвященный девяностолетию королевы, с приклеенной запиской:

 

Давно купила тебе буклет и все забывала отправить. Наслаждайся!

С любовью, мама

 

Ее мама свято верила, что Хизер интересуется делами королевской семьи. В общем, так оно и было, в рамках разумного. Ей нравилась принцесса Кейт, и Хизер называла ее именно так, сколько бы мама ни повторяла, что у Кейт нет титула принцессы. И уж конечно, Хизер нравилась королева. А кому не нравится королева?

Однако Хизер никогда не проявляла к королевской семье столько преданности и обожания, как ее мать. Та была готова среди ночи смотреть прямую трансляцию со свадьбы Уильяма и Кейт, сидя у телевизора в самодельной шляпке и тапочках с британским флагом. Мама звала в гости с ночевкой, чтобы не пропустить ни минуты торжества, но Хизер уклонилась, придумав в оправдание рабочую встречу рано утром. Зачем идти на такие жертвы, если можно потом посмотреть запись, пропуская рекламу и скучные места?

Хизер полистала буклет — взгляд профессионального журналиста цеплялся за странную верстку — и задержалась только на статье о свадьбе королевы в 1947 году. Боже, какой юной тогда была Елизавета, всего двадцать один год! Хизер прежде не замечала, как красив принц Филипп в молодости, и не смогла припомнить, попадались ли ей на глаза эти свадебные фотографии. Если платье, в котором выходила замуж Диана, Хизер могла представить во всем его зефирном великолепии, то наряд Елизаветы, кажется, увидела впервые. Что-то в нем привлекло ее внимание…

Цветы в форме звезд.

Подол платья и шлейф покрывал вышитый узор: гирлянды роз, звездчатых цветов и изящных листиков, окаймленные жемчугом и крошечными кристаллами. Точно такой узор был вышит на обрезах ткани, которые хранила Нэн.

Поспешив в спальню, Хизер стала рыться в груде вещей, которые она по настоянию матери забрала после похорон. Рамки с фотографиями, большая белая скатерть — ею никогда не пользовались, несколько симпатичных подсвечников — их извлекали из коробки перед каждым Рождеством и Пасхой. Наконец — белый пластиковый контейнер с именем Хизер на крышке.

Она села на кровать, прогнала Сеймура, готового исследовать новые объекты, и открыла контейнер. Да, цветы на вышивках Нэн точно такие же, как на платье.

На краю кровати лежал ноутбук. Хизер открыла браузер и напечатала «вышивка на свадебном платье королевы Елизаветы» в строке поиска. На экране появились десятки фотографий: цветы-звезды, расшитые жемчугом, распустившиеся розы, нежные колосья пшеницы. Нашлось и несколько снимков королевы в день ее свадьбы почти семьдесят лет назад.

Не могла же Нэн отрезать лоскут от свадебного платья королевы! Оно наверняка хранится в каком-нибудь музее или на чердаке Букингемского дворца — если там есть чердак, конечно. Хизер снова и снова переводила взгляд с фотографий в интернете на вышивки, разложенные на кровати.

Оказалось, что у свадебного платья принцессы Елизаветы есть своя страница в Википедии. Ноябрь 1947 года, дизайн Нормана Хартнелла, по мотивам картин Боттичелли, английский шелк…

Норман Хартнелл. Имя знакомое, хотя Хизер никогда не разбиралась в моде, дизайнерах и стилях. Если он придумал платье, а у Нэн были вышивки, может, она и работала у Хартнелла?

Возникала масса вопросов. Почему бабушка не рассказывала о том, что работала на Нормана Хартнелла? Даже если работа была на месяц или два. Даже если Нэн думала, что молодежи неинтересны истории про платье королевы.

Хизер решила, что пора звонить матери.

— Привет, милая. Что случилось?

— Помнишь, ты советовала мне навести справки о вышивках Нэн? Я наконец занялась поисками информации.

— И что же ты узнала?

— Похоже, Нэн имела какое-то отношение к Норману Хартнеллу. — Из трубки послышался странный приглушенный звук. — Мама? Ты в порядке?

— Норман Хартнелл? Который отвечал за туалеты королевы? — Мать Хизер совладала с собой.

— Да. Знаешь, что за цветы на вышивках Нэн? Такие же были на свадебном платье Елизаветы.

— Боже мой, мне и почудилось что-то знакомое…

— Нэн когда-нибудь упоминала Хартнелла или королеву?

— Никогда. Конечно, она любила королеву и очень опечалилась, когда умерла королева-мать.

— Могла ли она работать у Нормана Хартнелла? Например, швеей?

— Все возможно. Только я ума не приложу, зачем ей скрывать такое. Почему Нэн никому об этом не говорила?

— Я тоже не вижу логики. О, я еще вот о чем подумала. Нет ли у тебя других фотографий из Англии? С тех времен, когда бабушка еще не приехала в Канаду?

— По-моему, не видела… но я поищу в альбомах. Ты собираешься спать? Уже почти одиннадцать.

— Скоро лягу. Напиши мне, если найдешь фотографии, хорошо?

— Ладно. Что-то еще?

— Сейчас соображу… Я знаю дату рождения Нэн и город, где она выросла. У меня нет ее девичьей фамилии. Хьюз — это ведь фамилия деда?

— Полагаю, да, — последовала долгая пауза. — Наверное, очень глупо не знать такого о собственной матери.

— Она никогда не говорила? — настаивала Хизер.

— Может, и говорила, но я не помню. Это должно быть где-то записано, я посмотрю.

— Спасибо, мам. Передай привет папе. Люблю вас.

— И мы тебя любим.

Если мама не найдет других фотографий, снимок из мастерской, на котором Нэн такая серьезная, — единственный. Хизер положила его на кровать рядом с ноутбуком.

Она вбила в поисковик «вышивальная мастерская Нормана Хартнелла», и на экране возникло множество картинок, большей частью фотографии платьев из пятидесятых. Хизер прокрутила колесико мыши и в самом низу экрана заметила одно черно-белое изображение: большая комната с высокими потолками, большими окнами, множеством электрических ламп и рядами пялец на подставках, у которых сидели вышивальщицы.

Хизер сравнила две фотографии. Снято с разных точек, но помещения выглядели похоже. Одинаковые светильники, одинаковые окна… Нет сомнений, комната та же самая.

Хизер вдруг почувствовала, что не может уложить все в голове. Нужно подождать до завтра или до выходных, когда она будет не такой уставшей. Может, и мама к тому времени что-нибудь найдет. И тогда они поймут, почему Нэн так много от них скрывала.

Текст: Жанна Спиридонова.

Фото: Instagram, пресс-материалы. 

Поделиться: