Стиль жизни
Колонка Этери Чаландзия: бывают ли ранние браки счастливыми

Колонка Этери Чаландзия: бывают ли ранние браки счастливыми

Ранние браки то воспринимаются как что-то естественное, то резко выходят из моды, потом столь же стремительно снова становятся трендом.  О ранних браках рассуждает наш колумнист, журналист и писатель  Этери Чаландзия.

 

 

Да, было дело, я сама выскочила замуж в двадцать с небольшим. Что я понимала в тот момент о браке, мужчине и жизни? Да ровным счетом ничего. Но я ни минуты не сомневалась ни в себе, ни в своих матримониальных экспериментах. И я прекрасно помню, как с энтузиазмом женились и выходили замуж ровесники, словно состязаясь в том, кто раньше убежит под венец и родит первого карапуза.

 

Тот мой первый брак продлился недолго и оставил самые противоречивые воспоминания. Было забавно, легко, нелепо, нескладно и временами казалось, что вас без шлема выбросило в открытый космос и вы вертитесь в невесомости вокруг, пытаясь разобраться со всеми своими родственниками, желаниями и обязанностями.  

 

 

Потом, спустя некоторое время, эти стремительные и лихие браки начали один за другим лопаться, как почки по весне. Наступила эпидемия разводов. То, что поначалу казалось таким жгучим, крутым и навсегда, спустя всего пару лет обернулось полнейшим разочарованием.

 

У скороспелых молодоженов не было ни инструментов урегулирования конфликтов, ни железных нер­вов, ни матерого чувства юмора. Если вместо этого у большинства обнаруживалось по ребенку, а  то  и  по два, все только усложнялось.

 

Опыт показал, что ранние браки – это как вспышки сверхновых звезд: сгустки энергии прямо-таки выстреливают в пространство. Молодых людей не пугает ничего: ни бытовой хаос, ни безденежье, ни перспективы жить на антресолях с форточкой. Я помню те съемные квартиры, в которые мне сейчас и заглянуть было бы страшно, а тогда я стряхивала пыль с карнизов, ставила букет ромашек в центре комнаты и объявляла себя хозяйкой пентхауса. Я умела сносно варить сосиски и яйца, муж – забивать гвозди.

 

За полгода в съемной квартире мы умудрились сжечь все сковородки, вырастить несколько новых сортов плесени и переругаться с соседями, которые категорически не понимали, что секс с ночи до утра – это так здорово. На нас даже милицию обещали натравить, но нам было все ни по чем.

 

В юности коэффициент пофигизма и внутренней свободы стремится к бесконечности. Это чрезвычайно злит старшее поколение, которому и завидно, и страшно от того, что творит молодежь.

Противостоять этому обаянию беспечности невероятно сложно, однако взрослые люди, как правило, понимают, что всякие глупости, которыми часто считают ранние браки, проверяются двумя вещами – характером и временем. Так, пара-тройка лет и два паршивых эгоизма в состоянии угробить любой счастливый и веселый союз.

 

 

Или напротив, укрепить его настолько, что всем скептикам и завистникам придется прикусить языки и признать, что да, иногда получается, а иногда даже с первого раза. Не то чтобы это была самоцель – выйти замуж или жениться в ранней юности и прожить до скончания веков в согласии и вместе. В этом «до скончании веков» есть, скорее, какая-то метафизическая красота. И в сущности неважно, сколько все продлится, главное, не смотреть со скепсисом на молодых людей, которые преждевременно, с вашей точки зрения, штурмуют загсы. Вполне возможно, некоторым из них удастся то, что не удавалось еще почти никому.

 

Фото: Pinterest

 

Поделиться: